ГоворливаяКубаньДокумент Microsoft Word

ГОВОРЛИВАЯ КУБАНЬ

 

   Самобытный кубанский диалект сложился исторически в результате смешения и взаимопроникновения русского украинского языков, южно-русских и украинских говоров, а также диалектов, постоянно прибывающих на Кубань жителей других областей России.

   Длительное время системно не изучавшийся и вообще не издававшийся, в последние годы он получил, наконец-то признание и занял законное место в локальной культуре Кубани. После первого словаря, моего авторского «Кубанский говор» (М., «Граница», 1998), вышел словарь О.Г. Пелих).

   Столь долгое неиздание словаря кубанского диалекта, конечно, не могло не сказаться на его состоянии и утрате целых пластов лексики. В том виде, в каком он бытовал ещё совсем недавно, в новом поколении он уже почти не существует. И дело тут не только собственно в языковых проблемах, но в понижении культурного уровня общества, в проблемах образования, с которыми мы столкнулись в последнее время.

   Немалую роль в таком странном положении кубанского диалекта, в отличие от других областей и краёв России, сыграл и упрощённый по сути взгляд на языковую культуру вообще, к сожалению, получивший широкое распространение. Сводится он к тому, что в диалекте видится нечто архаическое, историческое, остатки прошлой жизни, без которых можно вполне обойтись, которые если и имеют какое-то значение, то лишь познавательное. Но по законам существования и развития языка всякий диалект является непременным условием существования русского литературного языка. Об этом, к сожалению, приходится говорить, так как такое ненаучное, обывательское представление о говорах сохраняется всё ещё стойко.

    писательский, а не научный, так как было совершенно очевидно, что словарь на научном уровне не получается. Здесь сыграла свою роль методологическая неразработанность кубанского диалекта. Я же отстаивал и отстаиваю то положение, что за кубанским диалектом надо признать в равной мере два материнских языка – русский и украинский, а не один из них, как до этого делалось.

   Следует сказать и о том, что словарь мне пришлось издавать пятитысячным тиражом за свой счёт, что немаловажно, так как свидетельствовало о прочной корпоративной круговой поруке «деятелей культуры» Кубани, которые не успокоились даже после выхода словаря, посчитав, видимо, первое его издание недопустимым недосмотром и бедствием. Особенно – представители кубанской «украинистики», а на самом деле — представители всё той же по своей сути социал-революционной идеологии «украинофильства», имеющей долгую и трагическую историю. Остающейся таковой вне зависимости от того, рядится ли она в кожаные куртки или казацкие шаровары. Хотя, для усыпления, разумеется, декларируется «возрождение национального самосознания»…

   Выпуск словаря диалекта за свой счёт – положение для литератора, неестественное, так как речь шла не об авторской книге, а о словаре диалекта, принадлежащего в равной мере всем нам, и выпуск которого должен быть предметом государственной нужды.

   авторский, который бы вбирал лексику на всю её историческую глубину. Популярность первых изданий словаря это подтверждала, хотя это, вроде бы, и не свойственно для такого рода изданий.

    свидетельствует о том, что говоры, диалект, как и всегда, подпитывает литературный язык – Ю. Кузнецова, А. Знаменского, В. Лихоносова, И. Бойко, И. Вараввы, В. Жорника, Н. Зиновьева, В. Богданова и других.

    и от чего по причине целого ряда условий и обстоятельств он был, по сути, отлучен… Это, разумеется, несколько необычное и непривычное для диалектологии положение, но оно таково и не считаться с ним невозможно.

   Возвращение в кубанскую локальную культуру диалекта, как мне кажется, переломило ту ненаучную, какую-то и вовсе обывательскую ситуацию, когда кубанский диалект, балакачка, считался каким-то низким языком, языком «базара», а не непременным условием существования русского литературного языка.

   Кстати, немало диалектных слов, бытующих на Кубани, я встретил у классиков русской литературы, судьбы которых так или иначе были связаны с югом России – А. Толстого и других. Приводя примеры из русской классики для пояснения значения слов, мне хотелось представить кубанский диалект в общей картине языковой культуры России, каким он и является.

 

    – лаять (о собаке), врать, говорить неправду, кроме того, имеет ещё одно значение: разговаривать, причём, вовсе не в негативном смысле. Может быть, за таким многообразием значения этого слова угадывается и как бы предполагается то, что во всяком разговоре должна быть изрядная доля выдумки, фантазии.

   Кубанский диалект действительно отличается какой-то удивительной многозначностью слов. Может быть, это тоже следствие его своевременной незаф Так что тут «трохэ» (немного) не побалакаешь…

   В диалекте чрезвычайно важную роль играет фразеология, так как значение той или иной фразы мало согласуется с прямым значением входящих в неё слов. К примеру, «Опъять (знов) за рыбу гроши», то есть назойливо говорить о чём-то не требующем объяснения и хорошо известном. Причём тут «рыба», какая – неведомо…

   Порой за той или иной фразой открывается более глубокий смысл, причём пронизанный христианскими воззрениями. Так, к примеру, человека, занятого каким-то делом обычно приветствуют: «Божэ, чувствуется какое-то раздражение: «Казав Бог, шоб и ты помог!» Почему на доброжелательность человека вдруг такая реакция? Какова её природа?

   . Спасение – дело Божеское, а помощь – человеческое, земное.

   Выражение – каждому свое – к примеру, такую форму «Хымкыны куры, дядькови досвиткы». Какая Хымка (женское имя), какой дядько, видимо, или уворовавший кур душу», в которой отразился давний, ныне не существующий антагонизм между коренным, казачьим населением Кубани и иногородними (кацапами). Но, поди ж ты, как народная мудрость изменила фразу, оставив «цапа» и уйдя от противоречия…

   Как правило, в диалекте выражается нравственная норма. Сначала и не поймёшь, о чём идёт речь, к примеру, в такой фразе: «Матюха, развишав уха, стогнэ, а в карман горнэ». Оказывается, она означает – использование служебного положения в корыстных целях, связанное с атаманом Г.Матвеевым. Когда был этот атаман, сколько времени прошло, а в народе живёт осуждение его неправедных поступков…

   Или выражение «варыть воду» (издеваться), «варывода» (мучитель). Почему так? Неведомо. Но выражение устойчивое, и лишний раз доказывает важную роль фразеологии в диалекте, где семантика слов, как бы вовсе не соответствует значению фразы…

   Это – лишь отдельные примеры, свидетельствующие о том, что диалект – является чрезвычайно примечательной языковой, востребованной и необходимой. Ведь утрата диалекта – это утрата духовной и культурной преемственности с поколением своих предков той непременной преемственности, без которой нормального человеческого жития не бывает.

   

   Итак, диалект, балакачка, говоры, наконец-то вернулись в языковую культуру Кубани. Но совершенно очевидно, что с утратой диалекта Кубань утратила бы и то своё культурное и всякое иное своеобразие, которое должно непременно сохраняться и ни при каких обстоятельствах утрачено быть не может, так как оно является общим достоянием России. Без него русская культура неполна.

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *