Лекция № 3. Национально – государственные религии

Принципы обучения.

Принцип педагогического процесса – исходное положение, определяющее деятельность обучающего и обучающегося.

  1. Научности
  2. Систематичности и последовательности
  3. Принцип доступности
  4. Принцип наглядности – «золотое правило» дидактики
  5. Сознательности и активности
  6. Прочности
  7. Индивидуализации и дифференциации.

План:

1. Национально – государственные религии Древнего мира

2. Иудаизм: история, вероучение, культ

3. Религии Китая

4. Зороастризм

5. Синтоизм

1. Национально – государственные религии Древнего мира.В условиях Древнего мира религии были политеистическими, т.е. многобожными. В политеизме каждый бог выступал как олицетворение определенного явления, присущего природе, обществу или человеческой психике, причем олицетворение более высокого порядка, чем у первобытных народов. В образах божеств нашли отражение представления о том общем, что характерно для группы однородных предметов. Так, например, из представлений о душе отдельного деревца постепенно формировалось представление о духах отдельных рощ и лесов, а затем уже сложился образ бога леса, повелителя духов рощ и лесов. В дальнейшем происходил процесс персонификации божеств — они стали приобретать собственные имена и «биографии».

Классическим образцом многобожия является древнегреческая религия. Верховным божеством древнегреческого пантеона считался владыка неба — Зевс, его брат Посейдон был повелителем морей, другой брат — Аид — повелителем подземного царства, жена Зевса — Гера — покровительницей супружества, Афродита — богиней любви и красоты, Афина — богиней мудрости, Дионис — богом виноградарства и виноделия. Более 80 храмов в Древней Греции

были посвящены Артемиде — покровительнице живых существ и охоты. Хозяйственную и культурную жизнь людей олицетворяла большая группа богов. Наиболее популярными среди них были Гефест — бог огня и кузнечного ремесла, Гермес — покровитель путников и торговцев. Асклепий — бог-целитель, Пан — бог природы и пастухов и др.

Мировоззрение древних греков было сориентировано не только на земную жизнь, их постоянно волновали проблемы потустороннего мира. Они считали, что после смерти душа умершего попадает в царство Аида. Сюда ее приводит проводник, затем Харон перевозит душу через реку Стикс. Для расплаты с Хароном было принято в гробницу класть медную монету. В царство Аида пропускал трехголовый пес Кербер, но только в одну сторону. В исключительных случаях возможен был возврат из этого царства, но для этого нужна была особая воля богов. Богослужения древних греков состояли из жертвоприношений, как бескровных, так и кровавых, когда совершались ритуальные убийства животных. В многочисленных храмах пели гимны, читали молитвы, совершали торжественные омовения статуй богов. Особыми событиями в религиозной жизни были мистерии. К этим тайным религиозным обрядам допускались только посвященные.

Религиозные представления древних греков строились по образцу их собственной жизни. «Образ жизни» богов мало чем отличался от человеческого. Главное отличие греческих богов заключалось в их бессмертии и сверхъестественном могуществе. Судьбы людей, их жизнь и смерть полностью находились в руках тех или иных богов. От воли или прихоти богов зависели также могущество или гибель народов и государств. Поэтому в честь отдельных богов строились великолепные храмы, украшенные их статуями, золотой либо серебряной утварью. Небесным властителям делались жертвоприношения.

Верховный бог древних греков — Зевс — был первым среди равных. Подобная иерархия отражала особенности исторического развития Древней Греции, где существовали самостоятельные города-государства (Афины, Спарта, Фивы и др.), объединение которых не шло дальше возникновения военных союзов во главе с наиболее могущественными государствами.

Представления о загробном мире — мрачном царстве бога Аида — отражали классовую структуру древнегреческого общества. Души царей и героев занимали первенствующее положение и в потустороннем мире, рабы и бедняки влачили на том свете такое же жалкое существование, как и в жизни. В целом же загробное царство рисуется в суровых и мрачных тонах.

Религия древних римлян во многом напоминает древнегреческую. Во главе их пантеона стоял Юпитер — римский аналог Зевса. К числу наиболее почитаемых божеств относились: Юнона — супруга Юпитера, Минерва — богиня мудрости, Марс — бог войны и др. В римском культе большое место отводилось поклонению ларам — духам предметов и покровителям домашнего очага. После образования могущественной Римской империи римляне часто включали тех или иных богов покоренных ими народов в свой пантеон. Именно таким образом в империи распространился культ иранского бога Митры, египетской богини Исиды, малоазиатской богини Кибелы и др.

В период империи началось обожествление императоров. Уже император Октавиан добавил к своему имени титул Август, т.е. священный, и был объявлен богом. Август провел большую религиозную реформу, упорядочив поклонение богам, сделав религию опорой собственной императорской власти. Когда могущественная Римская империя стал клониться к закату, на ее окраине, а затем и в самом Риме стала утверждаться вера в Спасителя Христа. Человечество входило в новую эру своего существования.

Характерной чертой религий древности был их национально-государственный характер. Боги того или иного народа были национальными богами и власть их не распространялась за границы той или иной области. По мнению специалистов, в религии Древнего мира особое место занимали культ государства и культ определенной национальности. Дальнейшая история религий связана с возникновением мировых религий.

2. Иудаизм: история, вероучение, культ. Иудаизм, наряду с христианством и исламом принадлежит к авраамитическим религиям, возводящим свои истоки к библей­скому патриарху Аврааму. Однако, в отличие от христианства и ислама, иудаизм в религиоведческой литературе, как правило, классифицируется не как мировая религия, а как религия еврей­ского народа. Это не совсем точно. Если исходить не из количе­ственных, а из качественных характеристик религии, из ее мета­физической сущности, то, как справедливо подчеркивают некото­рые известные специалисты в области иудаизма — «… он и есть мировая религия. Иудаизм сосредоточен на вере — вере народа Израиля в Бога. И этот Бог, евреи верят в это, не есть отсутствую­щий или безразличный Бог, но Бог, который сообщает о своей воле человечеству. Эту волю предстоит открыть в Торе — руководстве, которое Бог дал людям, чтобы жить по нему. Вера евреев — в любви и власти Бога донести свои цели до всего человечества. В этих целях, верят евреи, народ Израилев играет особую роль. Тора дана им на благо всего мира. Он, еврейский народ, — орудия для сооб­щения людям Божьей воли. Иудаизм,таким образом, — это миро­вая религия не только по географическому распространению, но и по своим горизонтам. Это религия для всего мира не пото­му, что все должны стать иудеями, ибо цель иудаизма абсолют­но не такова, но исходя из их убеждения, что мир принадлежит Богу, и люди должны вести себя в соответствии с Его волей» (Пилкингтон С. М. Иудаизм. Серия «Религии мира». М.: «Гранд», 1999. С. 25.).

Главным документом иудаизма является «Тора». «Тора» вклю­чает в себя Декалог (Десять заповедей) и «Пятикнижие Моисеево»: первые пять книг Ветхого Завета — Танаха (сложносокращенное слово, составленное из первых звуков названий основных частей Ветхого Завета). «Тора» в иудаизме — наиболее авторитетная часть Танаха (Ветхого Завета). Это главный документ иудаизма и осно­ва всего позднейшего иудейского права.

«Тора» («Пятикнижие Моисеево») в иудейской традиции имеет еще одно название — Письменный законпотому что по преда­нию, Бог через Моисея даровал народу «Тору» (613 заповедей Зако­на) в свитках, а Десять самых главных заповедей («Десятисловие») были начертаны Божьим перстом на каменных плитах — скрижалях. Однако иудеи верили, что Бог передал Моисею не только Пись­менный закон, но и сообщил ему Устный Законюридический ком­ментарий, разъясняющий, как следует выполнять законы в разных, в том числе непредвиденных, обстоятельствах. Устный Законтрак­товал многие предписания «Торы» не буквально, но в том или ином переносном смысле (например, требование брать «око за око»). Впрочем, по-видимому, закон никогда не имел в виду имен­но такое физическое возмездие (ослепление). Речь шла скорее всего о денежной компенсации и принудительной работе.

Несколько столетий Устный законпередавался именно устно, однако в катастрофические для иудеев первые века новой эры его стали записывать, а к III в. Устный законбыл кодифицирован. Его древнейшие и самые авторитетные записи составили «Мишну» (буквально «второй закон, или заучивание»), ставшую основани­ем «Талмуда» (др. еврейск. — «изучение», «изъяснение» — свод вся­кого рода предписаний, толкований и добавлений к Танаху). «Мишна» содержит 63 трактата, в которых предписания «Торы» представлены систематически (по отраслям права и предметам). После кодификации поколения иудейских мудрецов тщательно изучали и обсуждали предписания «Мишны». Записи этих споров и дополнений называются «Гемара».

«Мишна» и «Гемара» составляют «Талмуд» — самую всеобъемлю­щую компиляцию иудейского права. «Талмуд» складывался на про­тяжении 9 веков — с IV в. до н. э. по V в. н. э. Он представляет собой энциклопедически полный свод всякого рода предписаний, осно­ванных на «Танахе», а также добавлений и толкований к «Тана-ху» — юридических, богословско-догматических, этических, семей-но-бытовых, хозяйственных, фольклорных, исторических, филолого-экзегетических. Эта тематическая широта отличала «Тал­муд» от Предания христиан (патристики) и мусульманского пре­дания (Сунны и хадисов).

В «Талмуде» две основных части:

1)более важная и ответственная — законодательный свод «Гала-ха», обязательный для изучения в иудейских школах;

2)«Аггада» (в другой транскрипции Гаггада) — собрание народ­ной мудрости полуфольклорного происхождения. «Аггада» изу­чалась в меньшей мере, однако, была популярна как нравствен­но-религиозное назидательное чтение и источник сведений о мире и природе. Едва ли не в поговорку вошла запутанность и громоздкость

«Талмуда».

«Строители» «Талмуда» вполне осознавали его необозримость и связанные с этим трудности в его практическом использовании. «Талмуд» не раз кодифицировался, из него делались систематизи­рованные извлечения, создавались сокращенные изложения. Юри­дические разделы «Талмуда» стали фундаментом иудейского права. Большинство разделов «Талмуда» имеют сходную структуру: сна­чала цитируется закон из «Мишны», затем следует дискуссия тол­кователей о его содержании из «Гемары». Пассажи из «Мишни», в силу их большей древности, более авторитетны, чем интерпрета­ции из «Гемары».

В законотворчестве авторов «Талмуда» поражают две черты: во-первых, стремление к максимально точному прочтению «буквы закона» (данного в «Торе») путем выявления всех неявных и вто­ростепенных, периферийных компонентов семантики слова, т. е. таких компонентов, которые служат как бы фоном для значений явных и первостепенных; во-вторых, стремление к максимальной детализации общей правовой нормы, установленной «Торой», на основе предвидения и разбора всех мыслимых спорных и трудных частных случаев, которые должны регулироваться данной нормой.

Еврейская философия в Средние века также развивается парал­лельно с христианской и исламской, причем и здесь исходными точ­ками являются неоплатонизм и аристотелизм.

На ее развитие оказали влияние мистические элементы иудей­ского учения, которые содержались в весьма неясных, непонятных, полных намеков текстах так называемой.

Крупнейшим мыслителем этого течения был Ибн Гебироль (сере­дина XI в.), которого схоластики считали арабом и называли Ави-цебронном. Его учение — теория эманаций — было одним из наи­более последовательных в Средние века.

Среди еврейских аристотеликов наиболее выдающимся был Мозес Маймонид (евр. Моисей бен Маймун), который родился в 1135 г. вблизи испанской Кордовы и умер в 1204 г. в Египте. Его учение, как и других еврейских философов, частично находилось под влия­нием каббалистики, которую он пытался соединить с рационали­стической философией Аристотеля. Главное произведение Май-монида «Путеводитель заблудших» было первоначально написано по-арабски, затем переведено на еврейский и латынь. Маймонид, как и его исламский современник Аверроэс, был восторженным почитателем Аристотеля. Он говорил, что кроме пророков никто не подошел к истине так близко, как Аристотель. В своем обожа­нии Аристотеля он однако не идет так далеко, как Аверроэс (он счи­тал Аристотеля неограниченным авторитетом лишь в области под­лунного мира), но, несмотря на это, он все-таки вступает в конфликт с ортодоксальными учениями.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *