Моногамная семья

Как утверждали греки: «они первыми из древних народов начали соблюдать принцип единобрачия, полагая, что вводить в свой дом множество жен – обычай варварский и недостойный благородного эллина. [154] Все греки, в каких бы полисах они не жили, имели общие взгляды на институт брака. Первой целью брака было приумножение числа граждан, которые могли бы воспринять от отцов обязанности по отношению к государству: прежде всего, охранять его границы, отражать набеги врагов.

Производя на свет детей, гражданин выполнял свой долг перед родом и семьей, ибо дети продолжали род и принимали на себя культовые обязанности по отношению к умершим предкам, принося им жертвы. Наконец, вступая в брак, человек в старости надеялся приобрести опору в своих детях. Человек, не имевший семьи, а, следовательно, детей подвергался во всех полисах осмеянию и унижениям. В Спарте дело обстояло еще более строго. Спартанцы, уклонявшиеся от семейных уз, подвергались унижению – атимии, они лишались некоторых гражданских прав и должны были выполнять унизительные обряды. В Спарте существовал еще один интересный обычай, по которому зажиточные родители предпочитали, чтобы их сын женился на девушке из бедной семьи.

Греки не только создали моногамный брак, но и попытались осмыслить его значение. Первым сделал это великий греческий философ Платон. В своем сочинении «Законы» он помещает интересные рассуждения о природе брака. От него стала известна легенда о том, что первоначально люди состояли из двух частей и Зевс, разрезав их на две половинки, породил у каждой стремление искать другую. Продолжая рассуждать, он приходит к выводу, что «Эрот – это великий бог, это любовь к прекрасному». И совершенно неожиданны его рассуждения о стремлении к продолжению рода. «У животных также, так же как у людей, смертная природа стремится стать по возможности бессмертной и вечной. А достичь этого можно только одним путем – порождением, оставляя всякий раз новое вместо старого… Вот таким способом приобщается к бессмертному смертное – и тело и все остальное. Другого способа нет. Не удивляйся же, что каждое живое существо по природе своей заботиться о своем потомстве». [144. 248, 253, 260-263, 324-326].

Ученик Платона Аристотель, вместо романтических рассуждений учителя о природе брака и деторождения, говорит о практическом значении семьи. Он пишет: «Так как всякая семья составляет часть государства, то необходимо воспитание детей и женщин поставить в соответствующее отношение к государственному строю; и если это не безразлично для государства, стремящегося к достойному устроению, то надо иметь также достойных детей и достойных женщин». [156] Как видим он отводит семье важнейшее значение, делая ее частью и даже основой государства.

У римлян моногамный брак был освящен не только вековыми традициями, но и религией. Существовал целый пантеон богов, стоявших на защите семьи и святости брака, причем культ этих богов объединял семейные ценности со святынями рода, племени и всего государства. Из древнейшего культа мертвых пришло к римлянам поклонение ларам. Лары были связаны с домашним очагом, семейной трапезой, с деревьями и рощами, посвящавшимися им. Рабы искали защиты у их алтаря от гнева хозяина. Лары считались покровителями не только семей, но и общин, в том числе и всего города Рима. Другой важнейшей богиней римлян была Веста – хранительница очага городской общины, курии, дома. Ее жрицы – весталки должны были тридцать лет служить богине, поддерживая огонь в ее храме.

Государственную заинтересованность в укреплении семьи проявил первый император Римской империи Октавиан Август. Две тысячи лет назад Август осознал, что сокращение рождаемости приведет ко всеобщему кризису: в политике, экономике и международных делах. По его инициативе принимаются законы, направленные на повышение рождаемости и ущемляющие права холостяков, которым запрещалось занимать государственные должности, ставились препятствия при получении наследства, их даже не пускали на цирковые представления так любимые римлянами. Для женщин рожавших детей предусматривались привилегии. Так мать семейства, родившая трех детей, уравнивалась в правах с мужем и могла иметь и распоряжаться самостоятельно имуществом, что было запрещено ранее.

Несмотря на юридическое узаконивание моногамии в Греции и Риме, супружеская верность распространялась только на женщин, чтобы не родить мужу детей от других мужчин, которые станут его наследниками. Чтобы избежать этого, мужу предоставлялось право распоряжаться жизнью жены и рожденных ею детей. Он был не только главой семьи, но и всемогущим деспотом, в распоряжении которого находились принадлежащие ему рабыни и рабы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *