Мотивы принятия ребенка в семью

Почему же люди это делают, или, выражаясь научным языком, какие бывают мотивы принятия ребенка из детского дома в свою семью? В нашу Службу по устройству детей в семью приходят сотни людей, и все они говорят о своем желании по-разному. Тем не менее, все побуждения, или мотивы, можно объединить в несколько групп.

«Нету своих детей, вот и решили взять приемного», — очень часто звучит именно эта фраза. Ее произносят и семейные пары, и незамужние женщины. Молодые и люди в возрасте. Коля, 43 года и Марина, 41 год, делали несколько попыток искусственного оплодотворения. К сожалению, ни одна не удалась. «Врач сказал, что шансы у нас есть, но мы решили – все, хватит. Сколько можно себя мучить», — говорит Коля. 45-летняя Анна и 40-летний Игорь не обращались к врачам. «Мы люди верующие, если Бог не дает своего, значит, возьмем приемного», — спокойно объясняет Анна.

Многие женщины, решившие взять приемного ребенка, делают это именно после сорока. 40 лет – такой символический рубеж. Ждут своего ребенка обычно до 40-45 лет, потом решают, что раз не дождались, лучше возьмут приемного. Светлана, эффектная бизнес-леди, пришла к нам, когда ей исполнилось 47. «Мы прожили с мужем двадцать лет душа в душу, — рассказала она, — но он не хотел детей. Мне было безумно тяжело, но я развелась. Знаете, он очень хороший человек, я уверена, он будет мне помогать». Светлана не ошиблась. Две приемных дочки, которые живут в ее семье, с большим уважением относятся к «дяде Валере».

«Вырастили своих детей, вырастим и еще одного», — с таким желанием в детский дом приходит не меньше людей. Ирина, мать троих сыновей, пришла к нам, когда младшему исполнилось пятнадцать. «Дети уже большие, а я тоскую по тем временам, когда они были маленькими. Рожать мне уже поздновато, а сил еще знаете сколько!». Муж Ирины всецело разделял ее желание. Силы есть, опыт есть, да и четвертого ребенка наверняка будет гораздо легче растить, чем первых. Средний брат ходил вместе с родителями на тренинг. Братья приняли малышку как родную, с удовольствием с ней нянчились. Достаточно часто люди решают взять ребеночка, пока свой еще маленький: «Где один, там и второй, где второй, там и третий, прокормим, а дети будут вместе расти, им веселее».

Иногда бывает так, что свои дети вырастают, и все чаще приходит в голову мысль взять приемного ребенка. Даже не потому, что остались силы нерастраченные, а потому, что очень одиноко. Кажется, что своим детям отец с матерью уже не нужны, что у них — своя жизнь. Эти подростки, или юноши, еще вчера такие маленькие, теплые и сладкие, сегодня стали грубыми, резкими, чужими и холодными. «Что ж, — вздыхаете Вы, — жизнь проходит, дети взрослеют, мы стареем». А стареть не хочется. Есть такое понятие «синдром опустевшего гнезда». Птенцы вылетели, и стало не о ком заботиться. «Стольким детям нужна забота», — решают те, кто приходит к нам в детский дом за ребенком.

Приходят к нам и люди, потерявшие своего ребенка. Иногда это была болезнь, и семья знала, что ребенок уйдет. Иногда трагедия происходит внезапно. Пережив самый острый, невозможный период боли, люди ищут способ жить дальше. Порой приемный ребенок становится спасением.

Александра потеряла двоих взрослых сыновей. Когда болел и умирал младший сын, отношения с мужем стали портиться. Каждый из супругов все больше замыкался в себе, не было сил утешать и поддерживать друг друга. Старший сын погиб через год после смерти младшего. Супруги расстались. Александра пришла в детский дом, чтобы взять девочку-подростка. «Мы с тобой две раненые птички, — сказала она Алене, когда 14-летняя девочка впервые пришла к ней в дом, — попробуем помочь друг другу».

«Отдать долг Жизни», — так, пожалуй, можно назвать еще один мотив, приводящий людей в детский дом. «Моя мама была сиротой, — рассказывала Люба, — я уже давно решила, что когда-нибудь помогу ребенку из детского дома». Люба вспоминала, что мама никогда не обнимала ее. В детстве Любе было холодно и одиноко. Маленькая девочка не знала, что ее мама просто не умеет дарить любовь.

Мама не знала, как обращаться со своим собственным ребенком – ведь она сама выросла без любви и ласки. Люба росла, детская грусть и жажда ласки сменились отчуждением от матери, осуждением. Повзрослев, Люба во всем разобралась и стала жалеть свою маму: «Если бы ее кто-нибудь забрал из детского дома! Если бы она выросла в семье, она научилась бы любить, и она любила бы меня». В семью Любы пришла жить девочка, чуть постарше ее родной дочери. «Мне помогли, и я помогу», — так говорят люди, движимые чувством благодарности.

«Мы хотим помочь ребенку из детского дома», — решили Ирина и Павел. «Мы часто смотрим передачи по телевизору, — рассказывали супруги, — читаем про детские дома. Нам всего хватает, мы очень хорошо живем. Мы долго думали, и вот пришли. Мы решили, что можем помочь ребенку из детского дома, вырастить его». Ирина и Павел прошли подготовку, и решения своего не изменили. Предстоящие трудности их не испугали. Решение их было глубоко продуманным.

Иринина мама поначалу была против. Супруги не торопили ее, с пониманием относились к тому, что пожилой человек боится перемен в жизни. Тем не менее, от намерения своего не отступались, в разговорах с мамой твердо стояли на своем. «Мы берем всю ответственность на себя, — сказали Ирина и Павел, — Мы понимаем, что с ребенком будет не просто. Мы понимаем, что конфликты неизбежны, и между нами, и между ребенком и бабушкой. Мы приложим все усилия, чтобы наша семья выдержала трудный период адаптации».

«Желание помочь ребенку» — непростой мотив. Если за ним — только эмоции или «благие намерения», если он не подкреплен пониманием всей меры ответственности, и готовностью справляться с трудностями, результат может быть плачевным. Порой люди готовы помочь хорошему, умному, ласковому ребенку, «бедной сиротке», но вовсе не хотят «проблем на свою голову». Ирина и Павел с честью выдержали испытание, в их семье уже третий год живет мальчик-подросток.

«Подстелить соломки»

Люди приходят в наш детский дом, проходят собеседования, подготовку, обследование семьи, берут детей и растят их. Сотни детей из нашего детского дома выросли в семьях, стали родными и любимыми. Сотрудники детского дома помогают каждой семье принять взвешенное, твердое решение. Рассказывают об опыте других семей. Зная заранее слабые места, пытаются «подстелить соломки».

«Вы хотите взять приемного ребенка, потому что у вас нет своих детей. А что будет, если появится свой?» Обычно мы всегда задаем этот вопрос на первой встрече, и ответ на него всегда одинаков: «Ну что Вы, одно другому не мешает, будет у нас и приемный ребенок, и свой». Тем не менее, на практике иногда возникают сложности.

Кира, молодая, красивая 36-летняя женщина, пришла в наш детский дом за маленьким мальчиком. «Я не замужем, у меня хорошая, высокооплачиваемая работа, — сказала Кира, — мой молодой человек не хочет детей, но это его проблемы». Кира старательно посещала тренинг, собирала справки, готовила к переменам свою пожилую маму.

Однажды во время перерыва в зал, где шли занятия, случайно влетела 11-летняя воспитанница детского дома, Верочка, и осталась поболтать. Кира просто «влюбилась» в Верочку. «Не нужно мне никакого мальчика, я возьму только Веру», — сказала она. Никто не возражал, все были рады за Верочку, да и за Киру.

Через несколько месяцев в семье начались проблемы. «Вера меня не слушается, сидит во дворе допоздна со своими друзьями. Мне стало очень трудно с ней жить», — начала вдруг жаловаться Кира. Киру пригласили в детский дом на консультацию. «Вряд ли вы сможете мне помочь, — неожиданно сказала Кира, — я даже обсуждать это не хочу. Мне нельзя волноваться, я беременна». Верочке пришлось вернуться в детский дом.

Конечно, такие случаи скорее исключение. Многие семьи рожают своих, воспитывая приемных, и все у них хорошо. Тем не менее, даже одно такое исключение – это травма в жизни одного ребенка, и стоит еще раз взвесить возможные последствия.

Мотив «где двое, там и трое», особенно если дело касается маленьких детей, не всегда себя оправдывает. Приемный ребенок на первых порах требует к себе особого внимания. Кроме того, ему нужно «вписаться в коллектив», разобраться в семейных правилах. Дети порой начинают конкурировать. За родительское внимание, за «место под солнцем».

«Давай сдадим Ваську обратно в детский дом, зачем он нам нужен», — слышат потрясенные родители от своего родного чада, который вовсе не обрадовался новому «братику». «Мама, папа, а пусть теперь Мишка пойдет в детский дом», — не остается в долгу приемный Васенька. «Что это? Жестокость, эгоизм, себялюбие?» — родители в ужасе, дети наказаны.

На самом деле, детям гораздо труднее, чем Вам. Вы сознательно делаете доброе дело, идете на жертвы. Вы готовы к трудностям, вы взяли на себя ответственность. Проделали большую душевную работу. Думали, сомневались, наконец, решились. Ничего подобного с вашими детьми не происходило. Их просто поставили перед фактом. Думайте снова и снова, если Вам кажется, что всего-то изменений будет – прокормить еще один рот. Вам будет очень не просто. А Вашим детям вдвойне. К счастью, большинство справляется. Вероятно, возникает вопрос, а что же происходит, если не справляются?

Несколько лет назад к нам перевели из другого детского дома девочку пяти лет, Машеньку. Очаровательная блондинка, кудрявая, голубоглазая. Мечта любой семьи. Из того детского дома, где она жила раньше, ее взяли в семью, где она пробыла ровно неделю. В семье был малыш, которого Маша стала щипать и кусать при каждом удобном случае. Горе-родители, не имевшие, видимо, никакого понятия ни о неизбежном периоде адаптации, ни о конкуренции и ревности между детьми, решили, что девочка «психиатрическая», и быстренько «сдали» ее назад.

Представьте себе чувства ребенка, который полгода жил с радостной надеждой, что нашел папу и маму, потом неделя новой жизни, и … изгнание. Она даже не успела понять, что произошло. Девочка была в очень тяжелом состоянии, и последствия пережитого еще долго сказывались на ее поведении. Уже два года она живет в новой семье, где ее приняли с ее непростым характером, и полюбили. Полгода спустя эта семья взяла еще одного приемного ребенка, мальчика. Дети ладят между собой. Родители говорят, что Маша очень ласковая девочка.

Мотив «опустевшего гнезда» тоже таит в себе неожиданности. Иногда гнездо только на первый взгляд кажется опустевшим. Лидия и Петр, родители двух подростков, пришли в детский дом, когда младшей дочери исполнилось шестнадцать лет. «Они уже большие, я им совсем не нужна, — говорила Лидия, — и мы подумали, что сможем помочь сироте». Каково же было изумление Лидии и Петра, когда их собственные дети устроили форменный бунт!

«Что ж ты, мама, делаешь, — кричала шестнадцатилетняя дочка, — я тебе больше совсем не нужна, да?» Двадцатилетний сын больше отмалчивался, но тоже очень переживал и считал, что родители их «променяли». Отчуждение от родителей, такое естественное для подросткового возраста и ранней юности, было ложно истолковано как прекращение отношений, ненужность. «Мы не сможем взять приемного ребенка, — честно сказала Лидия, — я ошиблась, я нужна своим взрослым детям». Главное, понять это вовремя, пока не состоялось знакомство с ребенком из детского дома.

Если семья решила принять ребенка-сироту потому, что потеряла своего, нужно соблюсти некоторые правила. Во-первых, нужно немного подождать, хотя бы год. Боль никогда не пройдет окончательно, но она утихнет. Шрамы на сердце останутся на всю жизнь, но рана затянется, перестанет кровоточить. Приемному ребенку будут нужны ваши душевные силы. Ему нужна будет ваша помощь, он не сможет плакать вместе с вами над Вашим горем – у него своя беда, свои потери. Пройдет некоторое время, и ваша душа проделает свою работу – работу горя. Отплачет и откричит, простит себе вину несделанного, смирится с тем, что надо жить дальше.

Второе правило – обычно рекомендуют взять приемного ребенка другого пола. Приемный ребенок никогда не заменит потерянного. Но иногда очень трудно избежать соблазна, и искать сходство, пытаться вернуть те самые ощущения, чувства. Приемный ребенок – совсем другой человек, не лучше и не хуже, просто другой.

Для самого ребенка, попавшего в семью, где произошла трагедия, тоже очень важно знать, что он ценен и любим сам по себе, а не как замена ушедшего. Иногда приемные дети спрашивают откровенно, а иногда молча живут с незаданным вопросом: «Если бы ваш собственный ребенок был жив, вы бы меня не взяли?» Подумайте заранее, каков будет правдивый ответ?

По тем же причинам важно соблюсти правило номер три. Не пытайтесь «вписать» приемного ребенка в то, что не сбылось. Прекрасные вещи, и так удобно расставлена мебель. Хорошие книги, которые так любил читать Ваш ребенок. Гитара, диски, компьютер – все, что угодно. Все это – не пригодится. Отдайте это друзьям. Возможно, Ваш приемный ребенок и постарается сжиться с чужими вещами, примерить на себя чужие таланты – из любви и сострадания к вам. Только лучше бы он жил своей собственной жизнью.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *