Теоретическая поэтика А.А. Потебни. Понятие внутренней формы слова

Потебня создал свою оригинальную «лингвистическую поэтику», которая послужила началом целого направления в отечественной эстетической мысли — потебнианства, так называемой «психологической школы» — Д. Н. Овсянико-Куликовский, Б. А. Лезин, А. В. Ветухов, А. Г. Горнфельд, В. И. Харциев и др.

По П. поэтический образ и сложное художественное произведение возникает и живет так же, как и образное слово. Все познавательные и эстетические свойства слова, основные его элементы, их связи и взаимодействие такие же, как и в структуре поэтического произведения. «Язык во всем своем объеме и каждое отдельное слово соответствуют искусству, притом не только по своим стихиям, но и по способу их соединения». В слове объективируются и закрепляются в сознании не только представления, но и все этапы мышления, в том числе и познавательная трансформация представлений, элементарных чувственных образов и понятий.

В слове Потебня различает три взаимосвязанных, взаимообусловленных элемента, стороны:

— внешнюю форму,

т. е. звуковые элементы слова,

— содержание,

объективируется через звук;

— внутреннюю форму,

или наиболее близкое этимологическое значение слова, тот способ, которым выражается содержание.

Внутренняя форма выражает отношение между значением слова и его звуковым оформлением, определяет это звуковое оформление (внешнюю форму). Например, слово «медведь» — тот, что ведает медом. В этом слове звуки его являются внешней формой, представление — «тот, что ест мед» — внутренней, а особенности, черты животного, обозначенного этим словом, — его содержание.

Основные положения трехэлементного состава слова Потебня полностью переносит и на структуру художественного произведения и художественного образа.

В структуре художественного образа (и произведения искусства) Потебня выделяет в качестве главного элемента его содержание. Содержание это органическое единство идейно-эстетической и образно-эмоциональной сторон отношений субъекта к объекту отражения. В нем в концентрированном виде содержится основная идея, значение образа (и целостного произведения).

Форма образа — соответственная материализация содержания, внешняя его организация, способ существования. Форма в искусстве имеет две стороны — внутреннюю и внешнюю. Находясь в единстве, они выполняют различные функции выявления содержания.

Внутренняя форма несет в себе эстетическую сущность образа, эмоциональную его насыщенность. Она дает направление мысли, благодаря образному представлению развивает в воспринимающем значение, при этом насыщая образ новым, различным и более широким содержанием.

Внутренняя форма, подчеркивает Потебня, не выражает всей смысловой сущности, множества признаков, качеств обозначаемого образом предмета или явления. Она только указывает на предмет, при этом берет одно, как правило, главное, из многих возможных его качеств. Внутренняя форма (представление) опирается на сходство признаков новопознаваемого с тем, что уже ранее было познано. Таким образом, внутренняя форма образа выступает основой поэтичности, художественности: передает самое необходимое в содержании, эмоциональное состояние, подчеркивает выразительность изображаемого, выражает субъективную оценку, то есть направляет мысль на ценностную ориентацию. Внутренняя форма, пишет Потебня, есть тоже центр образа, один из его признаков, преобладающий над всеми остальными, «кроме фактического единства образа, дает еще знание этого единства; она есть не образ предмета, а образ образа, т. е. представление». Являясь средним элементом взаимоотношения содержания и внешней формы, внутренняя форма одновременно выступает образной формой идейно-эстетического содержания и образным содержанием относительно внешней словесной формы.

Внешняя форма образа — его материальная оболочка. Создается она при помощи изобразительно-выразительных средств — слов, красок, линий, звуков и т. д. Она служит для воплощения и выявления содержания, то есть «строительным материалом» образа.

Согласно Потебне, все структурные элементы художественного образа: содержание, внутренняя и внешняя формы, будучи в диалектическом единстве, находятся в то же время в движении: содержание в процессе внутренних взаимодействий переходит в форму, форма становится содержанием.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *