Виды реорганизации

Согласно действующему законодательству (п. 1 ст. 57 ГК РФ, п. 2 ст. 15 Закона об АО, п. 2 ст. 51 Закона об ООО) существует пять видов реорганизации:

1) слияние — возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних (п. 1 ст. 16 Закона об АО, п. 1 ст. 52 Закона об ООО);

2) присоединение — прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу (п. 1 ст. 17 Закона об АО, п. 1 ст. 53 Закона об ООО);

3) разделение — прекращение общества с передачей всех его прав и обязанностей вновь создаваемым обществам (п. 1 ст. 18 Закона об АО, п. 1 ст. 54 Закона об ООО);

4) выделение — создание одного или нескольких обществ с передачей ему (им) части прав и обязанностей реорганизуемого общества без прекращения последнего (п. 1 ст. 19 Закона об АО, п. 1 ст. 55 Закона об ООО);

5) преобразование — изменение организационно-правовой формы юридического лица (п. 5 ст. 58 ГК РФ).

Необходимо отметить, что процесс реорганизации осуществляется на основании положений нескольких законодательных актов. Прежде всего это Гражданский кодекс РФ, Закон об АО, Закон об ООО и Закон о защите конкуренции.

В зарубежном законодательстве правовое регулирование процесса реорганизации чаще всего является предметом отдельного нормативного акта. Это обстоятельство, а также наличие неразрешенных законодательных противоречий и недоработок и послужило причиной появления точки зрения о необходимости принятия специального закона, который регулировал бы процесс реорганизации*(525). В России даже был разработан специальный законопроект, посвященный указанному институту*(526).

Имеет смысл сравнить позиции сторонников и противников единого закона о реорганизации. Авторы законопроекта в пояснительной записке отмечали, что он учитывает тенденции развития корпоративного законодательства Европейского союза. При этом делалась ссылка на единый закон о реорганизации, действующий в Германии, который содержит эффективные нормы, устанавливающие требования к раскрытию информации при проведении реорганизации, судебный порядок предъявления требований кредиторов и акционеров к реорганизуемой организации, солидарную ответственность реорганизованных юридических лиц.

Современное же российское законодательство, по мнению разработчиков проекта, фактически препятствует реорганизации, делая проведение реорганизационных процедур экономически нецелесообразным. Более того, пробелы и противоречия законодательства приводят к невозможности осуществления абсолютно законной реорганизации, сбалансировано учитывающей интересы реорганизуемой коммерческой организации, ее участников и кредиторов, и, как следствие, создают возможности для оспаривания реорганизации, тем самым дестабилизируя хозяйственный оборот в целом.

Что характерно, даже противники упомянутого законопроекта полагали, что причины его появления были небезосновательны и фактически обусловлены имеющимися проблемами правового регулирования. В частности, В.А. Белов и П.В. Шевцов отмечали, что «в России выстроена система законодательных источников регулирования реорганизации юридических лиц, отталкивающаяся «от реорганизуемого лица», причем со смещением акцентов в детализации и конкретизации регулирования на нормы специального законодательства. Сугубо прагматическая направленность такой системы и обусловленные ею достоинства не смогли нивелировать ее не менее очевидных изъянов, а именно: 1) полное отсутствие нормативного внимания к вопросам, вызываемым возникновением юридических лиц в результате реорганизации, и 2) откровенный дефицит норм, регламентирующих реорганизацию как таковую, безотносительно к организационно-правовой форме реорганизуемого лица»*(527).

Следует сказать, что появление предложения о едином законе о реорганизации довольно прохладно было встречено академической общественностью, что во многом и предопределило его судьбу. Так, Е.А. Суханов по этому поводу высказал следующее мнение: «Никакого общего закона о реорганизации коммерческих организаций, конечно, не требуется. Завтра кому-то захочется издать закон об учреждении юридических лиц, затем о ликвидации юридических лиц. Послезавтра будет закон о реорганизации некоммерческих организаций. И тогда всю четвертую главу ГК можно просто выбрасывать. Зачем это нужно, если у нас есть специальные законы об отдельных организационно-правовых формах юридических лиц для детального регулирования их статуса, а для общих положений — Гражданский кодекс? Хорошо, пока затронуты только юридические лица. Но аппетит же приходит во время еды, и тогда завтра появится закон о порядке исполнения обязательств, потом об обеспечении исполнения обязательств как общий закон. Кроме того, в эти законы постоянно будут вноситься изменения, и о стабильности гражданского законодательства уже можно будет не говорить. Мне представляется, что этот шаг и ненужный, и опасный»*(528).

Реорганизация хозяйственных обществ может проходить как в добровольном, так и в принудительном порядке.

В первом случае реорганизация общества осуществляется на основании решения его акционеров (участников) и проходит в любой из перечисленных выше форм (п. 1 ст. 57 ГК РФ). Во втором же реорганизация осуществляется по решению уполномоченных государственных органов или по решению суда и может осуществляться исключительно в форме разделения или выделения (абз. 1 п. 2 ст. 57 ГК РФ).

В подавляющем большинстве случаев реорганизация хозяйственных обществ происходит в добровольном порядке.

Реорганизация общества является серьезным и ответственным шагом со стороны акционеров (участников), ведь в результате выбора новой формы ведения бизнеса подвергаются существенному изменению многие аспекты деятельности компании.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *