LEFT SIDEBAR PAGE

Главная > К старости боясь чтоб > Одного бегуна до того Одного бегуна до того Одного бегуна до того исхлестали, что он с ног сва- лился. А это уж совсем пропащее дело. Взлютовал его хозяин, подбежал да и давай топтать парня ногами. Да так и не слез с бедняги, пока дух из него не вышиб. Вот какое времечко-то было! О генерале нет-нет да и вспомнят: что-то, мол, дол-гонько его высокоства нет. А тогда, вишь-ка, беглый батыр со своей дружиной у нас в степи порядок наводил. Вот и трепыхались богатеи за генерала: не попал бы-де к бунтарям на расправу. Потом дождались-таки, показалась шестерка гене-ральская. Баи, кто познатнее, наперед повылупились, перед резной каретой генераловой повыстроились. Вышел генерал, а богатеи наперебой его к себе зазы-вают. А он прямиком к баю Бисингалиеву: покажь, мол, ковер-то, за ним и ехал в такую даль. Тут Бисингалиев поспешил наперед и приказал батра-кам развернуть ковер за кибиткой в степи. Развернули ковер — все разом так и прилипли к месту. Генерал и тот на полуслове замер, с разинутым ртом на такое чудо-изделие уставился, ни моргнуть, ни шевельнуться не может. А от ковра самой весной дыхнуло. И такая красота в нем, что не сразу народ в себя пришел. Наконец генерал очнулся и Сулию к себе требует. Подошла она, а он, ковер-то, рядом с ней еще краше зацветился. Стоит мастерица и посматривает на генерала. И не то чтоб услужливо, а очень даже гордо, что сама султанша. И так красоты в дивчине хоть отбавляй, да и одета к тому ж на отличку — байским женам с ней и ввек не сравниться. Вся в шелку да бархате с золотой вышивкой, на солнце радугой переливается. У кого от такой красоты радость в сердце подымалась, а другим — глаза жгло искрами, что они толком ничего и не видели.